Интервью с пастором церкви “Река Жизни”, Леонидом Регета

– Леонид, за Вашими плечами достаточно много школ и университетов, которые Вы окончили. Давайте начнем с самого начала и по порядку: где Вы родились, где учились и как оказались в Америке?

– Я родился в небольшом провинциальном городке Бердичеве на Украине. В 1989 году мои родители уехали в США как религиозные беженцы. После школы я поступил на бизнес-факультет в Вашингтонский университет. Работал в ресторане менеджером, среди прочих постоянных клиентов к нам заходили Билл Гейтс, семья Нордстром и даже барабанщик группы Pearl Jam. Потом я работал в банке на хорошей должности. После второго курса с радостью воспользовался возможностью провести семестр в Ивритском университете Иерусалима, где профессором экономики был бывший посол Израиля в Париже и Вашингтоне — настоящая ходячая энциклопедия. Вообще, моё время в Израиле было переполнено личными открытиями прошлого и настоящего, встречами с яркими личностями и попытками осмыслить комплексные исторические и религиозные конфликты. Через несколько лет по окончании университета, после миссии в Магадане, я поступил в аспирантуру Университета Северного парка в г. Чикаго. И снова изучал бизнес, хотя уже решил более углубленно заняться богословием и христианством по программе магистра богословия. И так вышло, что я снова уехал учиться по обмену, но в этот раз в Россию, в Санкт-Петербургскую гуманитарную академию. Это была потрясающая возможность окунуться в кипучую атмосферу культурной и интеллектуальной жизни Северной столицы. Конечно же, моя жизнь, учеба и знакомства в Питере оставили неизгладимый след на формировании моего мировоззрения.

– Из Советского Союза Вы уехали в подростковом возрасте. С чем вам пришлось столкнуться в новом обществе, как приняли Вас американские сверстники, школа?

– Мне было 15 лет, когда я прилетел в Америку. На самом деле, это очень удачный возраст. Я успел окончить 8 классов советской школы и уже впитал в себя наш менталитет. При этом я был достаточно открыт и любопытен по отношению к новой среде, культуре и обществу. Культурный шок, конечно же, был. Всё было совершенно новым и даже странным. Но, как говорится, мир не без добрых людей: нашлись те, кто помог и на работу устроиться (я пошел работать в 16 лет, на летних каникулах), и английский выучить. Друзья появились. Но вообще-то было непросто, потребовались титанические усилия и железная дисциплина, чтобы выучить язык и пробиться вперед.

– Почему именно миссионерская деятельность?

– Ну, во-первых, я вырос в христианской, глубоко духовной семье. С самого детства я впитывал духовные истины. Со школьной скамьи мне было интересно размышлять на духовные темы и читать Библию. Во-вторых, будучи подростком, я попал в очень серьезную автомобильную аварию. Я практически умер, но Господь вернул меня к жизни. После этого жизненного эпизода я уже точно решил, что буду делать добро в этом мире, помогать людям, искать истину и проповедовать.

Но я рассматриваю свою миссионерскую деятельность намного шире, чем рамки религиозной сферы. Уж как-то так получилось, что церковь “Река жизни – Даллас”, где я служу пастором, стоит у истоков нескольких хороших общественных и духовных традиций в Далласе: ежегодные праздники детской Пасхи весной, семейные фестивали More Amore осенью, традиционные ужины с индейкой и тыквенным пирогом на День благодарения, акция “Георгиевская ленточка” – поздравления ветеранов накануне Дня Победы и т.д. Все эти мероприятия продолжают втягивать в свои орбиты представителей культурной, общественной, духовной и деловой прослоек русскоязычной диаспоры нашего региона. Работая вместе, организации, компании и отдельные личности уже смогли обогатить и украсить русскоязычную жизнь.

– Какую религиозную конфессию представляет “Река жизни”?

– Церковь “Река жизни” – это евангельская протестантская церковь. Таких церквей в Америке большинство, и к нам на службу приходят все – и православные, и агностики, и евангелисты. Мы проповедуем не конфессию, а евангелие Христа. Стараемся жить не сухой религией, а иметь живые отношения с Богом.

Митрополит Иларион, председатель отдела внешних церковных связей Московского Патриархата РПЦ, во время своего посещения протестантской церкви в Далласе, как раз и говорил о важности единства всех христиан в достижении общих библейских ценностей.

– В России критически воспринимают любые отклонения от традиционной церкви. Интересно отношение самих американцев к религиозным организациям. И каково вообще отношение людей в Америке к религии?

– В нашем американском, а особенно в техасском контексте, религия продолжает играть важную роль. Верующими себя называют около 88% населения США; это намного больше, чем в большинстве развитых стран мира. По разным оценкам, от 21 до 41 % жителей Америки посещают церковь не реже, чем раз в неделю. Больше всего религиозных людей в “Библейском поясе” – штатах на Юге США. Здесь живет очень много прихожан Южной баптистской конвенции, традиционно популярной в регионе.

– Есть страны, в которых русская община достаточна разрозненна. Что Вы можете сказать о русской диаспоре в Техасе?

– Мне кажется, у нас в Далласе ситуация внутри русскоязычной общины складывается также, как и везде — есть наши соотечественники, которые не хотят дружить ни с кем, живут обособленно или внутри своего этнического круга. Но большинство представителей наших соотечественников строят конструктивные деловые и социокультурные отношения друг с другом. В Далласе очень высокий процент смешанных семей – русскоязычные жены техасских ковбоев. Интересно наблюдать, что такие семьи, кто более осознанно, а кто подсознательно, рано или поздно, решают насколько им и их детям нужно быть приобщенными к культурной и социальной жизни русскоязычной диаспоры.

– А как складываются взаимоотношения внутри общины: известно, что украинцы не очень жалуют русских, а прибалты – и тех, и других.

– Конечно, люди разные… Был случай, когда я привел свою семью в кафе, и хозяйка, услышав русскую речь, поменялась в лице и отвечала на наши вопросы сквозь зубы, оказалось, что она родом из Литвы. Но это исключение. На наших общественных мероприятиях мы встречаем абсолютно всех — прибалтов, молдаван, евреев, выходцев из стран Центральной Азии и, конечно же, представителей всех славянских народов. Подавляющее большинство иммигрантов, особенно тех, кто помоложе, смотрят на отношения и жизнь прагматично.

Я думаю грамотные и яркие культурные, общественные и духовные мероприятия объединяют, а может и приподнимают всех над политическими, этническими и историческими разногласиями. Наши общественные и духовные проекты в Далласе — хороший пример того, что общечеловеческие ценности семьи, мира, гуманности, благодарности и благотворительности строят мосты уважения и любви не только на личном уровне, но и в социуме, где мы живем.

– Считается, что в Америке русскоязычные эмигранты негативно настроены по отношению к России. Так ли это? Какого рода информация о России идет из официальных источников?

– Да, есть и такие русскоязычные эмигранты. Но второй родины не бывает. Родина всегда одна. Более того, можно не любить политику, но любить родину. Ведь конструктивная критика и есть выражение заботы и любви! Если приходит равнодушие и безразличие, то ни негатива, ни позитива нет — остается пустота. Но в нашем случае, в Далласе, каждое общественное мероприятие старается подчеркнуть и подарить участникам и гостям калейдоскоп культур русскоязычной диаспоры: от традиций узбекской чайханы до весенних славянских пасхальных праздников. Мы стараемся активно прививать любовь к красоте и духовности нашей культуры.

– Как сами американцы воспринимают эмигрантов из России?

– Американцы, особенно техасцы, воспринимают выходцев из России с интересом. Есть люди постарше, которые рассматривают нас сквозь призму отголосков холодной войны. Есть те, кто интересуется нашей культурой, традициями, особенно — гастрономией. В этом году местный русский ресторан и магазин показывали по национальному телеканалу как одно из лучших и интересных заведений региона. В двух местных крупных университетах, кстати, есть русские культурные общества для студентов и преподавателей. К нам в церковь приходят американцы, которым также интересно познакомиться с русскими духовными традициями. Всё это говорит о том, что у нас есть, чем обогатить Даллас. Наши традиции и культура востребованы здесь.

 

Издание “Окно в Россию”. Оригинал статьи: http://windowrussia.ruvr.ru/2013_12_23/Vtoroj-rodini-ne-bivaet-5491/